• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Что ждет нас в будущем?». Лилия Овчарова о вызовах и перспективах рынка труда

2 сентября 2021 г. проректор НИУ ВШЭ, инициатор НЦМУ «Центр междисциплинарных исследований человеческого потенциала» Лилия Овчарова приняла участие в пленарной сессии Восточного экономического форума (ВЭФ) «Вызовы и перспективы рынка труда». Публикуем текст ее выступления.

Лилия Овчарова на пленарной сессии ВЭФ «Вызовы и перспективы рынка труда».

Лилия Овчарова на пленарной сессии ВЭФ «Вызовы и перспективы рынка труда».
Росконгресс

Глобальные вызовы

Вследствие изменений, обусловленных  быстрым технологическим развитием и демографией, в том числе миграцией, мир выходит  на новую систему норм общественного договора. Эти нормы связаны с ролью человеческого капитала в развитии с упором на изменения навыков и занятости. Движение в эту сторону мировым научным, экспертным и инвестиционным сообществом  обозначено как часть глобальной инициативы «Великая перезагрузка» , сформулированной  на последнем Международном экономическом форуме в Давосе в январе 2021 года.

Три новые формулы из этого формирующегося договора  непосредственно связаны с вызовами и перспективами рынка труда: 

  • Технологии и демография требуют постоянного обновления знаний и компетенций 

  • Цифровые технологии открыли эру дистанционной, платформенной занятости 

  • Дешевый низкоквалифицированный труд перестал быть конкурентным преимуществом экономического развития. 

Россия отстает в осознании этих трендов от стран-конкурентов примерно на 20 лет. Тем временем эти в этих странах появились: 

  • большее число качественных рабочих мест в корпоративном сегменте экономики с большей производительностью и заработной платой  по сравнению с исчезающими рабочими местами 

  • эффективные программы поддержки безработных 

  • значительное инвестирование корпораций в переподготовку кадров 

  • стремительные технологические трансформации в инфраструктурных отраслях 

  • селективная миграционная политика 

Однако Россия могла себе позволить отложить осознание этих трендов — последние 25 лет у страны были три мощных бонуса для развития:

1. Беспрецедентно высокая доля населения в трудоспособном возраст

2. Высокая мотивация домашних хозяйств на инвестиции в профессиональное образование детей

3. Россия стала одним из мировых лидеров в трудовой миграции, не предпринимая для этого особых усилий

Но сегодня эти бонусы исчерпаны.

Что ждет нас в будущем? 

Количество исчезнувших рабочих мест, как и ранее, будет меньше, чем число новых, более качественных рабочих мест. Однако, в отличие ситуации в предыдущие годы, сегодня создание новых рабочих мест замедляется, в то время как уничтожение старых рабочих мест ускоряется. По оценкам Давосского форума, к 2025 году 85 миллионов рабочих мест могут быть заменены в рамках трансферта задач между людьми и машинами. Появится 97 миллионов новых ролей, которые более приспособлены к новому разделению труда между людьми, машинами и алгоритмами. Это большой вызов для человечества и рынка труда. По нашим оценкам, сегодня в России 19 миллионов работников (четверть занятых) трудятся в  сферах, из которых с высокой вероятностью вскоре может быть вытеснен человек. Главный вопрос состоит в том, как пройдет трансформация рынка труда: во что будут превращаться эти профессии — в более квалифицированные, сопоставимые по квалификации или более низкой квалификации. Это будет либо рывок вперед за счет качества новых рабочих мест, либо поляризация рабочих мест с размытием среднего класса, основы  социальной устойчивости.  

Требуемые навыки на разных должностях поменяются в ближайшие пять лет. По мнению работодателей, к 2025 году ключевыми навыками будут критическое мышление и анализ, решение проблем и навыки самоуправления, способность к активному обучению, стойкость, стрессоустойчивость и гибкость . Компании оценивают, что в среднем для около 40% сотрудников потребуется не менее шести месяцев для переподготовки. 94% руководителей бизнеса ожидают, что сотрудники будут приобретать новые навыки на работе (в 2018 году данный показатель составлял 65%).

Несмотря на пандемийный экономический спад, подавляющее большинство работодателей признают ценность развития человеческого капитала. В среднем 66% опрошенных работодателей рассчитывают на окупаемость инвестиций в повышение квалификации и переподготовки в течение одного года. 

Давосский форум признал, что дешевая рабочая сила перестала быть важным конкурентным преимуществом для экономического развития. Гораздо большим потенциалом обладает качество человеческого капитала. Это важно понять нашим олигархам: тогда они превратятся в конкурентоспособных инвесторов. Сейчас по размеру минимальной заработной платы мы проигрываем всем странам с сопоставимым с нами ВВП на душу.  

Особенности российского рынка

За прошедшие почти три десятилетия в России сложилась и укоренилась «специфическая» модель рынка труда, которая заметно отличается от модели, характерной для большинства развитых стран. Ее ключевая особенность состоит в том, что приспособление рынка труда к колебаниям экономической конъюнктуры происходит, главным образом, за счет изменений в цене труда, а не за счет изменений в занятости и безработице. В «стандартной» модели происходит, как правило, наоборот. Сверхгибкая заработная плата обеспечивает высокий и стабильный уровень занятости (и, соответственно, низкий уровень безработицы) даже при значительных макроэкономических потрясениях. 2020 и 2021 годы подарили нам надежду, что мы эту модель можем изменить: в 2020 году на фоне падения реальных доходов населения до 92,7% по сравнению с предыдущем годом заработная плата в реальном выражении выросла до 103%. Аналогичная тенденция была и в 2020 году. Это историческое событие: мы перестали преодолевать кризисы за счет сокращения средней заработной платы. Хотелось бы, чтобы подобная ситуация в кризисах стала закономерностью — это повлекло бы за собой новые возможности для повышения производительности труда. 

В отличие других стран, в российском корпоративном сегменте рабочих мест создается меньше, чем ликвидируется. В среднем в мире появляется 15,4% новых мест, а уничтожается 7,8%. В России же в 2018 году эти цифры составили 5,8% и 6,7% соответственно. 

Наши корпорации экономят на повышении квалификации работников: в России ежегодно проходят переобучение порядка 13% работников, а в странах  ЕС — 35%. Российские корпорации тратят на переобучение порядка 0,3% всех расходов на рабочую силу, тогда как в странах ЕС эта цифра составляет 2,5%. 

Проблема дефицита кадров в сельском хозяйстве и строительстве

Один из сценариев решения проблемы с переобучением сотрудников — это привлечение рабочих мигрантов. Однако в данном случае речь идет о секторах с низкой заработной платой: в сельском хозяйстве она составляет 50-60% от средней по экономике. В строительной сфере с этим дела обстоят лучше: средняя заработная плата составляет 80-90% от средней по экономике. Однако посмотрим на рабочие места, близкие по заработной плате к строительной сфере, которым она проигрывает по предпочтениям населения в выборе профессий. Это водитель такси, персонал ресторанов и кафе, водитель- курьер, охранник и продавец. Чем меньше населенный пункт, тем больше преимуществ у строителей, однако население стремится в крупные города. Проблема заключается в некомфортных условия труда для работников строительной сферы. Поэтому еще раз хочу подчеркнуть: плохие условия труда и низкая заработная плата перестали быть конкурентным преимуществом , и это изменение необходимо осознать . Таким образом, хорошие институциональные условия нужно обменивать на рост производительности, сопровождаемый ростом заработной платы и улучшение условий труда. Как говорили инвесторы Давосского форума - 2021: «Компаниям необходимо инвестировать в более точные показатели человеческого и социального капитала через принятие экологических, социальных и управленческих метрик (ESG)  и сопоставление с обновленными показателями аудита человеческого капитала». Что касается привлечения мигрантов, то без создания механизмов отбора качественных мигрантов (которых сейчас нет), мы не сможем запустить этот драйвер развития. Еще некоторое время у нас будет надежда на мигрантов из бывших советских азиатских республик. Однако наши исследования показывают, что их число ежегодно сокращается — выросло поколение, не жившее в СССР, а конкуренция за качественных мигрантов усиливается.

Система анализа и прогноза рынка труда

Вынуждена признать, что сейчас в нашей стране этой системы нет. 30 лет назад это был один из основных функционалов МЭР. Во время разработки 42 инициатив Правительства РФ по ускорению развития, на площадке Минтруда эксперты с большим трудом собирали структурный и отраслевой прогноз рынка труда. Оказалось, что разные министерства имеют свое видение того, как  будет развиваться рынок труда. Именно поэтому в стране  нужно создать несколько аналитических центров, специализирующихся на мониторинге и прогнозировании рынка труда. НИУ ВШЭ заложил такую инициативу в стратегический проект развития университета до 2030 года. Если эта инициатива получит поддержку, мы будем стараться стать одним из таких центров. Однако их все же должно быть несколько.  

НЦМУ «Центр междисциплинарных исследований человеческого потенциала»

Пленарная сессия Восточного экономического форума (ВЭФ) «Вызовы и перспективы рынка труда»